Вы здесь
Руководство Литвы хотят признать членами преступной организации В Прибалтике 

Руководство Литвы хотят признать членами преступной организации

«Ландсбергисты» далеко не в первый раз предлагают признать КПЛ преступной организацией. Это их идея фикс: они грезят ею со времен «Саюдиса». В последний раз консерваторы продвигали законопроект о криминализации Компартии в Сейме прошлого созыва; тогда их инициативу завернули усилиями правящей коалиции во главе с социал-демократами, исключив из повестки дня даже без рассмотрения.

Это и понятно. Социал-демократы — это и есть Коммунистическая партия Литвы. Старая добрая партийная номенклатура Литовской ССР, прошедшая в «деоккупированной» Литве двойной ребрендинг и 26 лет пытающаяся замести все следы.

Для «ландсбергистов» борьба за признание КПЛ преступной организацией всегда была борьбой не за торжество исторической справедливости, а с главными политическими конкурентами. Ради победы над «конкурирующей фирмой» консерваторы не боялись выставить в сомнительном свете и всю Литву.

Ведь так получается, что политический класс страны, высвободившейся из полувековой оккупации и добивающейся теперь выплаты материальных компенсаций и приравнивания коммунизма к нацизму, более чем наполовину состоит из членов Коммунистической партии.

Первый президент Литвы — из коммунистов. Действующий президент Литвы — из коммунистов. Министр иностранных дел Литвы — главный литовский комсомолец. Коммунисты несколько раз в постсоветской истории возглавляли правительство. Да и сегодня они в коалиции и правительстве.

О чём вы после этого? Какое приравнивание коммунизма к нацизму? Какая «советская оккупация»?

Но консерваторов такие мелочи не интересуют. Для них важнее, чтобы их деятельность по «добиванию» социал-демократов не задела важных тактических союзников. Поэтому авторы инициативы о криминализации Компартии делают на их счет сноску. В резолюции депутатов от «СО-ХДЛ» Аудронюса Ажубалиса и Лауринаса Кащюнаса подчеркивается, что новый законопроект оценивает преступную деятельность Коммунистической партии Литвы как юридического лица, а вопрос уголовной ответственности конкретных лиц, осуществлявших преступления советского режима, решается с помощью ныне действующих законов.

В переводе с юридического на человеческий эти слова означают, что для президента Дали Грибаускайте, главы МИД Линаса Линкявичюса, главы ЦИК Зенонаса Вайгаускаса и многих других «перевертышей» признание Компартии преступной организацией не будет иметь никаких личных последствий.

Другой вопрос, так ли это. Если Грибаускайте в 1989 году вышла из КПСС и присоединилась к сепаратистам, то как она умудрилась в 1990 году стать научным секретарем Вильнюсской школы КПСС? Где собственноручно заполненный бланк, в котором Даля Грибаускайте расписывается в выходе из КПЛ на платформе КПСС и вступлении в независимую КПЛ во главе с Бразаускасом? По чью сторону баррикад она на самом деле была в роковые дни января 1991 года? И как получилось, что научный секретарь Вильнюсской партшколы, по официальной версии боровшаяся за независимую Литву, летом 1991 года оказалась сотрудницей посольства СССР в Вашингтоне?

Нестыковок в биографии Грибаускайте столько, что в любой европейской стране вынесли бы на рассмотрение вопрос об импичменте в соответствии с национальным законодательством и начали бы официальное расследование ее прошлого.

Не является ли это само по себе достаточным основанием для того, чтобы сказать Дале Поликарповне и ей подобным: «Вон из политики»?

Александр Носович

 

 

Похожие записи

Оставить комментарий