Вы здесь
«Мы и есть террор»: лозунг политики США? Глобализм 

«Мы и есть террор»: лозунг политики США?

Четвёртый сезон американского телесериала «Карточный домик», вскрывающего явные и тайные смыслы американской политики, заканчивается словами президента США – героя сериала Фрэнка Андервуда: «Мы не сдаемся террору, мы и есть террор».

Реальность может быть намного страшнее кинематографического вымысла. Политика США вне зависимости от того, кто сидит в президентском кресле, с завидной регулярностью демонстрирует террористическую подоплёку.

Антитеррористическая риторика, которой американские политики жонглируют на международных площадках, является лишь дымовой завесой – информационным прикрытием чего-то совершенно иного, порой прямо противоположного.

У каждого политика есть свой Рубикон. Новый хозяин Белого дома перешёл его в ночь с 6 на 7 апреля. Удар ВВС США по базе «Шайрат» Вооружённых сил Сирийской Арабской Республики привёл к необратимым для системы международных отношений последствиям: он похоронил надежды на возможность создания единого фронта борьбы с «чёрной чумой» XXI века.

59 крылатых ракет «Томагавк», пусть и плохоньких (долетели из них до цели лишь 23), разбомбили не только вооружение, склады с топливом и казармы сирийских военных, привели к человеческим жертвам, но и перечеркнули перспективы создания широкой антитеррористической коалиции.

Не верь хотя бы раз предавшему, гласит древняя мудрость. В политике вера и надежда – последнее, к чему можно апеллировать. Ценности, как говорит Иммануил Валлерстайн, становятся весьма эластичными, когда речь заходит о власти и прибыли. Для Трампа вопрос о его власти обострился. В условиях жёсткого внутриполитического противостояния Трамп, как Андервуд, выбрал самый кровавый козырь – демонстрацию способности убивать.

Причем американская администрация не стала утруждать себя поисками креативных подходов для обоснования агрессии: всё прошло по уже отработанному сценарию. Химическое оружие – хорошо зарекомендовавшая себя пугалка. Пока соберутся эксперты, пока будет вынесен вердикт, потом, если припрёт, можно и извиниться. Роль «пробирки Пауэлла» сыграло использование 4 апреля (якобы сирийскими военными) «химического оружия» неустановленного вида по позициям террористов ИГ в Идлибе. Вопрос: откуда может быть у сирийских военных химоружие, которое уже давно вывезено и находится под международным наблюдением, вообще не поднимался.

Разумеется, американский удар по опорной базе воздушной поддержки сирийского наступления на Идлиб и Ракку был предпринят не только с внутриполитической целью. Соединённые Штаты Америки на протяжении всей своей истории делали ставку во внешнеполитической игре на поддержку наиболее одиозных и кровавых режимов. Но если во времена СССР их агрессия сдерживалась, то с конца ХХ века она стала откровенно наглой. Именно США и НАТО взрастили международный терроризм – апробировали «эффект «Аль-Каиды»», закрепили за Афганистаном понятие «кладбища империй» и превратили его в мировой огород опиума. Именно они уничтожили светские режимы в Ираке и Ливии и способствовали появлению «Исламского государства». Именно они поддержали действия террористической Армии освобождения Косова и привели к власти в этом сербском крае убийц, чёрных трансплантологов и торговцев людьми.

Зная всё это, вряд ли стоит питать иллюзии, что США будут вести серьёзную борьбу с террористическими организациями, которые они же и породили. Отдельные эпизоды этой борьбы могут носить лишь ситуационный характер.

Как в Боснии в 1995 году, как в Косове в 1999 году, как в Македонии в 2001 году, США приходят на помощь своим «чадам». Удар по базе «Шайрат» был нанесён в тот самый момент, когда ценой невероятных усилий и колоссального напряжения сирийская армия совместно с российскими ВКС, с ливанскими, иранскими, афганскими добровольцами и ополченцами партии БААС освободила территории в провинции Хама и успешно развивала наступление на «столицу» ИГ Ракку. С военной, политической и гуманитарной точек зрения победа армии Башара Асада и сил, стоящих с ней плечом к плечу, близка и неизбежна, но тем ожесточённее сопротивляется враг, тем чаще занимает позиции в жилых кварталах и прикрывается мирным населением как живым щитом.

Террористы и их кураторы понимают, что возможностей сохранить своё присутствие в Сирии у них всё меньше. Рано или поздно террористические группировки будут уничтожены полностью. Этого США не могут допустить, так как в таком случае, во-первых, исчезнет рычаг давления на Россию, Иран, Сирию, весь Ближний Восток. Во-вторых, устоит режим Асада, а значит, победителем в войне окажутся Россия и её союзники. В-третьих, изменится геополитическое соотношение сил в мире, что повлечёт за собой колоссальные репутационные, а значит, и коммерческие издержки для «хозяев дискурса» в Америке. Выход в сложившейся ситуации новая администрация США видит в старых схемах – в спасении «своих сукиных сынов». Главным военным итогом американского авиаудара стало создание террористам условий не только для передышки, но и для перегруппировки сил перед контрнаступлением.

Итак, удар США по авиабазе «Шайрат» – многоходовая операция. Это сигнал, во-первых, внутриполитическим оппонентам Трампа. Во-вторых, лично Асаду и его окружению. В-третьих, сигнал террористическим группировкам – воюйте и дальше, когда нужно, мы всегда вас поддержим. Кроме того, это сигнал всему остальному миру и Китаю – отдельно: Америка была и остаётся гегемоном. Только в этом пункте разработчики политики Белого дома допустили крупный, если не роковой, просчёт: нанесение удара в момент, когда высокий гость из КНР находился с официальным визитом в США, с точки зрения китайской политической культуры выглядит попыткой публично унизить и вынудить к «потере лица». Это в Пекине запомнят крепко.

Ну и, конечно, это сигнал России. О том, что на базе могли находиться российские военные, авиация и техника, президент Трамп, отдавая приказ о ракетном нападении, не знать не мог. Значит сознательно испытывал на прочность позицию Кремля. Удивляться не стоит: борьба в мире никогда не прекращается, а геополитический противник никогда не станет другом.

По кому стрелял президент США в Сирии

Война в Сирии приобрела новые опасные очертания и вышла на глобальный уровень. Принимая решение о нанесении удара крылатыми ракетами по сирийской территории, президент Трамп пытался решить сразу несколько стратегических задач. Иначе к чему такая спешка ещё до установления всех обстоятельств провокации с применением химоружия в Идлибе? Интересно, как теперь вообще можно проводить какие-либо расследования по линии ооновской ОЗХО на заподозренной в причастности к этой акции сирийской авиабазе «Шайрат»? Ведь на ней американцы уничтожили, в первую очередь, склад авиабомб, а не самолёты или взлётную полосу. Интенсивность взрывов полуторатонных «Томагавков» такова, что в них исчезают любые следы возможных отравляющих веществ. Получается, что и доказывать уже ничего не надо. Всегда можно сказать, что химические боеприпасы были, но благодаря американским ракетам они уничтожены. Парадокс состоит в том, что если существует в мире человек, который меньше всего был заинтересован в химической атаке, то это как раз Башар Асад, о свержении которого как «законной» цели громогласно объявил Вашингтон.

Обстреливая базу «Шайрат», Трамп, по-видимому, держал в голове, прежде всего, повышение собственной репутации в Америке в условиях фактического паралича его президентской власти перед лицом нападок оппонентов. Эмоциональный накал использованного им повода показался, наверное, окружению президента хорошей возможностью продемонстрировать лидерские качества Трампа как «сильной и уверенной в себе личности».

Время удара американскими ракетами и даже то, что удар наносился не авиацией, а флотом, указывают также на привязку этой военной акции к визиту в США китайского лидера Си Цзиньпина. Трамп, неоднократно заявлявший, что главная угроза Америке исходит из Китая и обещавший покончить с «китайской угрозой», решил, видимо, продемонстрировать гостю американскую мощь и собственную готовность к ней прибегнуть. Не случайно было избрано оружие, основным театром применения которого, по оценкам, может быть, прежде всего, Южно-Китайское море. Попутно внимание американской общественности попытались отвлечь от того, что у администрации Трампа недостаёт средств «с наскоку» заставить «сдаться» Китай в затеянном Белым домом экономическом споре.

Заметен и российский адрес ракетного удара. Нанося удар по перспективам диалога с Москвой, Трамп как бы демонстрирует оппонентам свою решимость. Он, вероятно, пытается ослабить информационную осаду своей администрации, обвиняемой в якобы имеющихся у неё тайных «кремлёвских связях». Кроме того, президент США и сам хочет обозначить Москве, кому, по его мнению, должно принадлежать лидерство на Ближнем Востоке, в том числе в Сирии.

В целом в действиях «несистемного» Трампа просматривается отступление перед натиском «системы», постепенно перерабатывающей президента. Эта махина перемалывала и не таких. Трамп всё больше начинает играть по правилам своих противников, что особенно заметно на российском треке. Американский президент и его ближайшее окружение, видимо, посчитали, что нанесённый удар может явиться простым и эффективным выходом из расставленной ему внутренними оппонентами ловушки, грозящей ему оказаться связанным по рукам и ногам. Однако вместо этого Трамп попадает в куда более жёсткий капкан – на этот раз стратегический.

Запугать Китай подобными методами ещё никому не удавалось. Китайское «мирное наступление», с которым вознамерился покончить Трамп, ведётся совсем в иной системе координат. И никаких признаков того, что экономика США перестраивается, чтобы успешно парировать китайский вызов, пока не наблюдается. Си Цзиньпин всецело готов к тому, чтобы в первом диалоге с новым лидером Соединённых Штатов отстоять принципиальные экономические интересы своей страны. И нет сомнений, что залп «Томагавков» лишь заставит Пекин ускорить наращивание своей военно-морской мощи.

В Китае хорошо понимают язык символов и отметят, что ракетный обстрел Сирии был приурочен к визиту в США председателя Си Цзиньпина. И разговаривать с Пекином на этом языке у Вашингтона не получится. Китайский МИД уже огласил официальную позицию, выразив «обеспокоенность применением силы» и призвав к политическому решению сирийской проблемы. Ну и, разумеется, у китайского руководства исчезнут всякие опасения насчёт того, что Россия может вдруг, как предсказывали иные эксперты, объединиться с Соединёнными Штатами на «антикитайской основе». Есть основания ожидать дальнейшего углубления российско-китайских связей после возвращения главы КНР на родину.

Безусловно, значительно затруднился процесс нормализации отношений между Москвой и Вашингтоном. Россия уже объявила о приостановке соглашения с Соединёнными Штатами о безопасности полётов в небе над Сирией и о готовности усилить сирийскую систему ПВО. В России ещё раз убедились, что инерция враждебного отношения к ней слишком глубоко укоренена в американском истеблишменте. Даже вроде бы настроенные на конструктивный лад американские политики довольно легко утрачивают свой настрой.

Для Москвы восточный вектор её внешней политики рисуется в этих условиях как безальтернативный императив. Американская атака на Сирию придала дополнительный стимул укреплению связей Москвы с Пекином. Вместе с тем каких-либо серьёзных изменений в области американо-российских отношений до окончания расследования пресловутого «вмешательства Москвы» в президентские выборы в Америке и не приходилось ожидать. Ещё остаётся, правда, смутная надежда (надеяться нужно всегда), что после того, как обвинение во «вмешательстве» лопнет подобно мыльному пузырю, появятся шансы на возвращение президента США к некоторым его обещаниям по поводу диалога с Россией.

А главные негативные последствия американский ракетный удар будет иметь для Сирии. Ставка на устранение Башара Асада от власти неизбежно приведёт к свертыванию и без того хрупкого мирного процесса. Следует ожидать выхода из него всей прозападной оппозиции и её широкомасштабного наступления. Чтобы отразить его, Дамаску придётся приостановить своё успешное наступление против «Исламского государства» (ИГ) на двух стратегических направлениях – из Пальмиры на Дейр эз-Зор и вдоль Евфрата с севера на юг к столице «халифата» Ракке. В результате ИГ сможет перебросить значительные силы для защиты Ракки от поддерживаемых американцами курдов из СДС.

Теперь война в Сирии может ужесточиться и жертв будет гораздо больше, чем в результате провокации в Идлибе. Основным выгодополучателем от ситуации, созданной американским ракетным ударом, является террористическое «Исламское государство». Это заставляет ещё раз задуматься о том, кем была разработана комбинация с химической атакой. Американская администрация окажется в положении, когда, сказав «А», она должна будет сказать и «Б», то есть направить в Сирию значительный контингент своих сухопутных сил. Трамп только глубже увязнет в том самом «ближневосточном болоте», из которого он перед выборами обещал вытащить Америку.

И вот тут выступает ещё один крупный выгодополучатель от происходящего – оппоненты президента в США, коим несть числа. Сейчас они удар по Сирии вроде бы поддерживают, но его неизбежные негативные последствия, в том числе для самой Америки, будут представлены как полный провал внешнеполитического курса президента. «Триумф» Трампа от продемонстрированной им решимости не состоится. Идея досрочного ухода действующего президента получит второе дыхание.

Перефразируя Джона Донна, а вслед за ним и Хемингуэя («По ком звонит колокол»), можно сказать, что по кому бы ни стрелял Дональд Трамп в Сирии, в конечном счёте он стрелял по себе.

США объявляют себя «совестью мира» и готовятся учредить «гибридное правосудие»

Шесть американских сенаторов представили 7 апреля проект закона о «переходном правосудии» и создании «гибридного трибунала». Согласно законопроекту, госсекретарю США поручается представить доклад «о военных преступлениях, преступлениях против человечности и геноциде в Сирии», а также оказать помощь в расследовании и организации «заслуживающего доверия» правосудия. Речь идёт о «гибридном трибунале», призванном, по задумке сенаторов, «заставить Асада и его режим отвечать за их отвратительные действия».

«Соединённые Штаты должны возглавить международное сообщество для того, чтобы привлечь Асада к ответственности за его военные преступления»,  – заявил один из авторов законопроекта сенатор Бен Кардин. Он уверен, что миссия США в сирийском вопросе – наказать Башара Асада в числе прочего за «варварское использование на этой неделе химического оружия против ни в чём не повинных мужчин, женщин и детей».

«Учитывая серьезность ухудшающейся ситуации в Сирии, Соединенные Штаты должны играть ведущую роль в скоординированных международных ответных мерах», – вторит сенатору Бену Кардину сенатор Роберт Менендес.

Спецпредставитель США в ООН Никки Хейли  назвала США «совестью мира», и вот неизвестно откуда взявшаяся «совесть» в лице американских законодателей прикидывает, как  управлять международным сообществом в обход ООН, раз там невозможно «скоординировать» меры, направленные против суверенного государства — члена ООН – Сирии.

Короче, нужен «гибридный трибунал», который, имея в руках «гибридные доказательства» вроде записей в социальных сетях, вынесет «гибридный приговор» Башару Асаду. И всё под лозунгом «Народ Сирии заслуживает справедливости!». «Гибридной» справедливости, где виновников назначают.

«Мы должны привлечь к суду тех, кто несет ответственность за варварские атаки, совершенные сирийским режимом, и систематическое применение химических вооружений», – требует ещё один автор законопроекта о «гибридном трибунале» сенатор Марко Рубио. Похоже, услуги Организации по запрету химического оружия (ОЗХО) американцам больше не понадобятся: её эксперты до сей поры не знают, что именно произошло в провинции Идлиб 4 апреля 2017 года, чем и как были уничтожены мирные жители и кто в этом виноват.

Зато активисты «Белых касок» (их уже не раз обвиняли в постановочных сценах насилия) знают! И эксперты Bellingcat, разродившиеся расследованием событий 4 апреля в посёлке Хан-Шейхун, тоже знают! Несмотря на то, что на фото и видеосъёмках детей, погибших якобы от зарина, хорошо видно: у малышей разбиты головы, Bellingcat этим не заморачивается – и так ведь всё ясно, поскольку утром того дня Haq News Agency разместило твит: «Момент нанесения ударов по Хан-Шейхуну химическими ракетами российской авиации 4 апреля 2017 года». Корреспондент HNA, снимавший видео, точно знал, что это были российские ВКС и что стреляли по посёлку Хан-Шейхун «химическими ракетами».

 

Вы не видите здесь «химических ракет»? А Haq News Agency видит!

Потом, правда, «независимую прессу» поправили: нужно придерживаться версии, что «химические ракеты» сбросила сирийская авиация (правда, кроме одной воронки от предполагаемого химического боеприпаса, других доказательств у Bellingcat не нашлось). Вот и «гражданский журналист» Хади Абдалла утверждает: «В ходе сирийского авиаудара по Хан-Шейхуну выпущены четыре ракеты, причем в одной из них содержался химический газ. Она попала в жилой квартал в северной части города. С момента химической атаки и до настоящего времени сирийская авиация продолжает барражировать над городом и наносить удары».

«Хорошо видна воронка на дороге, появившаяся, как сообщается, в результате атаки», – сообщает Bellingcat. Это и есть «доказательство».

«Башар Асад продолжает демонстрировать, что он жестокий диктатор, который должен находиться за решеткой», – а это уже сенатор Боб Коркер, председатель комитета по иностранным делам, выносит приговор. Даже «гибридный трибунал» ему не понадобился, хотя он тоже за его создание: пусть будет на тот случай, если дотошные журналисты станут досаждать Дональду Трампу вопросами о юридическом основании  ракетной атаки на Сирию. Хотите юридических оснований – будут вам «гибридные»!

Это чудо американского законотворчества – сенатский проект закона о «гибридном трибунале» – предполагает, что США займутся подготовкой следователей, а также поддержат организации, собирающие доказательства вины «режима Асада» и его союзников, а также ИГИЛ в военных преступлениях. Вроде тех же «Белых касок» или «Сирийского центра мониторинга за соблюдением прав человека» (SOHR), в составе которого один человек – владелец магазинов одежды в Лондоне, получивший в Великобритании политическое убежище (что совершенно не мешает западными СМИ изображать SOHR «надёжным источником информации», располагающим якобы в Сирии засекреченной сетью активистов).

Законопроект американских сенаторов, вводя термины «переходное правосудие» и «гибридный трибунал», делает беззастенчивую попытку подменить работающие инструменты международного контроля  некими «гибридами», которые должны ознаменовать торжество «совести мира» над международным правом. Это  прямое приглашение к разрушению ООН, в которой Соединённым Штатам давно уже тесно: ведь как бы ни изощрялась Никки Хейли в жонглировании перед членами Совета Безопасности фотоснимками «химической атаки Асада», всегда найдётся какая-нибудь Боливия, которая в противовес покажет фото бывшего госсекретаря США Колина Пауэлла с его печально знаменитой пробиркой.

Источник: fondsk.ru.

Похожие записи

Оставить комментарий